«Я думаю, как всё закончить» — новый фильм Чарли Кауфмана на Нетфликс

Last modified date

Чарли Кауфман — один из самых интересных сценаристов и режиссеров современного кино (Сияние вечного разума, Адаптация, Быть Джоном Малковичем). Его фильмы требуют внимания зрителей и критиков, но никогда не будут иметь коммерческого успеха. Они обречены жить в стриминге. Однако, эти фильмы обретают статус и значение со временем, определяя тропы и ломая шаблоны

https://www.imdb.com/
https://www.imdb.com/

На Нетфликс вышел новый фильм Чарли Кауфмана «Я думаю как все закончить». Это сюрреалистическое кино. Он создан по одноименному роману Иэна Рида. Предварительное прочтение которого вряд ли внесет ясность. Режиссер быстро уходит в безумную синеву собственного воображения, переходя к абстрактным образам. Он создает роман, которого никогда не было.

Фильм состоит из отдельных частей-высказываний, каждая со своим смыслом. Их объединяет одно умирающее сознание школьного уборщика, в котором всё и происходит. Начинается как обычная история. Безымянная девушка, персонаж Джесси Бакли, иногда ее называют Люси, и парень Джейк(Джесси Племонс) через несколько недель после знакомства отправляются на ферму к родителям Джейка. Девушка погружена в сомнения, она хочет завершить отношения с милым во всех отношениях парнем. Она ищет повод, чтобы расстаться.

Джейк напротив демонстрирует предупредительность и эрудицию, лишая Люси причины для ссоры. Он читает ее настроение и почти мысли, когда она обдумывает положить «конец всему». Люси читает стихотворение канадской поэтессы Евы Х. Д. «Костяной пес», как свое собственное, полное мрачных образов. Их философский разговор внезапно заканчивается прибытием. На ферме странностей становится больше. Люси встречает родителей Джейка в разном возрасте, мимикрирует, представляясь то художницей, то поэтом, то физиком. Погода портится, пушистый снег превращается в метель. Персонажи отправляются в обратный путь в беспросветной снежной мгле.

https://www.imdb.com/
https://www.imdb.com/

Кауфман приготовил интеллектуальный аттракцион из литературы, театра, кино, квантовой физики, психологии. Странные бессвязные разговоры, отсылки, аллегории и ирония словно исходят из десятков голосов и из тысячи разных направлений. Реальность теряется в подсознании персонажей, сливается в общий страх перед расставанием, старостью и одиночеством, распадом. Чтобы в итоге оказывается в больном и несчастном сознании школьного уборщика, который погруженного в депрессию и отчаяние. В его мозге кто угодно только не он сам. Фрагментарное, расколотое сознание, наполненное воображаемым, представлением лучшей версии себя, окрашенное сожалением и тоской по несбывшемуся.

Так зритель оказывается лицом к самому себе. Наша внутренняя жизнь заполнена тем, что мы бессознательно видели, думали или читали. Поглощены мемами, навязанными шаблонами, интеллектуальными схемами и алгоритмами, по которым строим жизнь свою и детей. Это становится частью в наших головах, где мы проводим большую часть времени, даже когда общаемся с другими людьми. Есть ли мы, настоящие?..

Фильм может быть авторским высказыванием режиссера Чарли Кауфмана. Он, как и многие маститые режиссёры Нолан, Скорсезе, разочаровал поклонников последним фильмом. Возможно, мастера подошли к невидимой черте, когда может быть потеряна связь с новым поколением и временем, что-то постоянно ускользает. Изменения происходят глобально и стремительно. Они не позволяет увидеть и спрогнозировать грядущий апокалипсис или светлое будущее. Мир стал невыносимо разнообразным, не помещающимся в сознание. В этом множестве теряются формы и смыслы. Правила размываются, культурные коды прошлого стремительно угасают. Понятен пессимизм и растерянность художников, авторов. Кауфман озадачен в большей степени.

Каждый фильм режиссера исследует роль автора как создателя нарративов, явно или скрыто он присутствует в них. Для Чарли Кауфмана творчество было неразрывно связано с контролем — контролем над произведением, над телом, пространством, временем и памятью. Он — кукловод в «Быть Джоном Малковичем». В «Нью-Йорк, Нью-Йорк» мастер чувствует свою беспомощность. В последней работе экзистенциальная тревога, усталость, даже обреченность нарастает и едва ли не единственное настроение всего фильма.

P. S. Несмотря на заслуженный авторитет, интеллектуальные поиски смыслов, я как зритель не чувствую эмоциональной включенности, почему я не сопереживаю персонажам. Они скучны.

Подборка: 10 классных сюрреалистических фильмов последнего десятилетия